горец

Paraharms - VII

* * *
Как-то раз Иоанн сидел и думал: "Про всех как-нибудь да говорят. Вот Иисус - он Христос, Иуда - он Искариот, Симон - он Петр, Андрей - и тот брат его! Один я просто Иоанн". Решил он тогда на Иордан отправиться. "Вот, - думает, - буду на Иордане людей крестить, и нарекут меня Иоанн Креститель". А потом вспомнил, что Иоанн Креститель уже был, и очень этому огорчился.

* * *
Искариот Иуда был человек робкий и чувств своих стеснялся. И Иисуса Христа он очень любил, как Учителя. "Вот бы, - думал как-то раз Иуда, - были бы мы с ним братья. Был бы у нас дом отчий, стада златорунные или земли пахотные. Выходили бы мы с ним поутру сеяти, а ввечеру бы домой рука об руку возвращались. То-то была бы благость. И ведь, право, пустяк какой для этого надобен - тридцати шекелей хватило бы". И так себе Иуда все это живо представил, что поделился своими мечтаниями с Иисусом. Иисус же знал Истину. "Удавишься ты потом за эти шекели", - сказал он Иуде. С тех пор Иуда затаил на Иисуса обиду.

* * *
Однажды Ангел исполнился Духа Святаго... То-то они с Духом удивлены оба были.

* * *
Как-то раз Иоанн сидел и думал: "Про всех как-нибудь да говорят. Вот Пилат - он Понтий, Ирод - он царь, Дух - он Святаго, гора - и та Елеонская! Один я просто Иоанн". Решил он тогда на остров Патмос уплыть. "Вот, - думает, - буду на Патмосе во вдохновении, откроется мне Слово Божье о конце света, и нарекут меня Иоанн Богослов". И сей же час на остров Патмос уплыл, где и состарился.

* * *
Царь Ирод был робок в отношениях с женским полом. Однажды позвал он к себе в гости Понтия Пилата и стал ему на жену свою жаловаться да на отсутствие из-за этого порядка во дворце. "А ты ее, курву галилейскую, веслом поучи или батогом перетяни по хребтине", - без обиняков посоветовал Пилат, который очень любил порядок. Так Ироду этот совет по душе пришелся, что он даже отвел Пилата позже в тайную комнату, показать голову Иоанна Крестителя с печальными глазами. И плакал, не стесняясь, на плече у римского прокуратора.
горец

Paraharms - VI

* * *
Однажды Иисус Христос сорок дней и сорок ночей постился в пустыне. Да так крепко он постился, что даже взалкал напоследок. И тут же к нему диавол приступил и ну искушать его: "Не послать ли, - спрашивает, - в город за хлебами?" Но Иисус всегда говорил Истину и для диавола исключений делать не пожелал. "Не хлебом, - отвечает, - единым жив человек. Мяса бы сейчас да вина кувшин или супчика с потрошками похлебать". Диавол и отступил от него в страхе.

* * *
Как-то раз Иисус Христос вошел в лодку и с лодки стал говорить с народом. И так говорил Иисус: "Вот, вышло из дому два сеятеля сеяти; и один из них шел сеяти два часа до поля, другой шел три часа. И первый сеятель упал по дороге, а на другого налетели птицы небесные. Что за зерно они сеяти, если у одного оно дало во сто крат, у другого - в шестьдесят, а непосеянное дало лишь в тридцать?" Никто эту загадку решить не мог. Тогда Иисус в сердцах принялся говорить народу Истину напрямую, без притч. Но лодку к тому времени от берега уже изрядно отнесло, так что даже имеющие уши ничего не расслышали.

* * *
Однажды Апостолам на горе Елеонской случилось чудо: стали они видеть, как Иисусу Христу явились Илия и Моисей и говорят с учителем долго и премудро; лица у всех троих светятся, а сверху облако над ними нависает и глаголет на разные голоса. Симон Петр так всем этим воодушевился, что хотел даже каждому присутствующему по куще вырастить. Но Иисус вовремя спохватился, все саженцы у Петра отобрал и впредь зорко следил, чтобы ученики его никакую траву в костер более не бросали.

* * *
Однажды Симон Петр отрекся от Иисуса Христа, а после стоял и грелся. Тут его и спросили: "Не из учеников его ли и ты?" Петр же ум имел пытливый и вопрошавшему на несуразность вопроса указал со словами: "А ты, что ли, из учеников?" Тогда один из рабов спросил Петра: "Не я ли видел тебя в саду?" Петр и здесь за словом в карман не полез. "Не ты ли", - сказал. Тут петух откуда ни возьмись закукарекал, и Петр смутился неведомо почему.

* * *
Как-то раз Савл, взявши с собой писем синагогам, шел коротким путем в Дамаск и встретил по дороге Иисуса Христа. Иисус сперва Савлу попенял немного побиванием церкви, а потом принялся его увещевать принять Истину. И рожном увещевал, и гласом, и даже чешуей глаза ему присыпал. Но Савл был молод и упрям. "Да закопайся ты со своей Истиной! - сказал он Иисусу. - Ты что ли за меня письма синагогам отнесешь?" И отправился в Дамаск обходной дорогой.
горец

Paraharms - V

* * *
Однажды Иисус Христос пришел на Пасху в Иерусалим и зашел в Храм. Найдя же, что там торгуют и овец, и волов, и малую домашнюю птицу, осерчал изрядно, лавки по земле рассыпал и принялся гнать всех вон, включая и овец, и волов. "Не дело это, - говорит, - в Храме Господнем такие цены за птицу ломить". Хотел даже сгоряча Храм разрушить. Но потом решил повременить дня три.

* * *
Однажды Апостолы исполнились Духа Святаго и пошли возлагать на всех руки. И на кого они только руки не возложат, он тотчас исполняется Духа Святаго и идет дальше вместе с Апостолами, руки возлагает. Неполных три четверти часа огромная толпа из города вышла и отправилась Духа по окрестностям разносить. Двух дней не прошло, как вся провинция была Духом охвачена. Понтий Пилат потом часто этот случай в пример ставил и указывал непременно мыть руки, дабы не потворствовать эпидемиям.

* * *
Как-то раз царь Ирод повелел схватить Симона Петра и заключил его в темницу, умышляя лишить жизни, а в общине меж тем молились о нем. И так о нем прилежно молились, что спустился к Петру Ангел, дабы укрепить его. Петр же был в вере и без того крепок и спал меж двух стражников сном праведным. Ангел ему все бока измял, пока растолкал. "Иди, - говорит, - Петр за мной. Только опояшься чем, а то сраму я с тобой в городе не оберусь". Петр и пошел. Но хорошо, что он со сна был и соображал туго, а то уморил бы Ангела своими подозрениями.

* * *
Как-то раз Савл, будучи юношей молодым и упрямым, предавался свойственным молодости порокам: напившись пьян заходил в домы, отрясал с ног прах, сквернословил, побивал утварь, писал на стенах стихи из Второзакония и Книги Судей, влачил мужей и отдавал их затем в темницу. Женщин Савл тоже влачил, хотя до темницы с женщинами редко доходило. Когда же на другой день фарисеи просили у Савла отчета в содеянном, он, смутившись, говорил, что побивал церковь.

* * *
Однажды Иоанн сел писать Святое Благовествование. "Авраам, - пишет, - родил Исаака. Исаак родил Иакова. Иаков родил Иуду, а поскольку был человеком добрым, то и братьев ему родить не забыл". Потом колена на пальцах пересчитал и думает: "Скучно это, тайны не чувствуется". Начал по-другому писать: "Пишу я тебе, достопочтенный Феофил, чтобы узнал ты, что тебе наставили и чему на этом примере надлежит поучиться". Перечитал и думает: "Нет, это уж не Благовествование выходит, а послание апостольское. Вот ведь несуразность какая!". Бросил написанное в огонь, а сам на остров Патмос уплыл, искать вдохновения.
горец

Paraharms - IV

* * *
Как-то раз Симон Петр взял с собой Андрея, брата своего, и пошли они ловить рыбу. Но как ни закинут сети, все какая-то несуразность получается: то сандалий рваный добудут, то водорослей смердящих натаскают. А рыбы-то и не блеснет в сетях, даже пескаря самого малого. Взялись они тогда силки на зверя ставить. Но поди ж ты - и здесь удачей не могли похвалиться: то зверь им силки порвет, то сами в них запутаются. "Вот ведь как день-то не задался", - сказали друг другу братья и пошли ловить человеков. Но день им тогда и вправду не задался.

* * *
Искариот Иуда был человек робкий и чувств своих стеснялся. И Иисуса Христа он очень любил, как Учителя. "Вот бы, - думал как-то раз Иуда, - были бы мы с ним братья. Сидели бы на горе Елеонской рядом. Я бы говорил ему: "Непостижимы, брат Иисус, мне пути корабля среди моря". А он бы мне отвечал вдумчиво: "Во многая мудрости, брат Иуда, многия печали есмь. Ибо лучше видеть глазами с берега, нежели бродить по морю с астролябией". Мы бы с ним до зари по-братски сидели, а народ бы вокруг слушал наши речи". И так себе Иуда все это живо представил, что преодолел свою робость и поцеловал Иисуса Христа, по-братски. Иисус же знал Истину. "Во искушение ты мне дан со своей астролябией", - сказал он Иуде. С тех пор Иуда затаил на Иисуса обиду.

* * *
Однажды Иисус Христос молился на горе Елеонской, и спустился к нему Ангел с неба. И ну давай Иисуса укреплять в молитве. И слева зайдет укрепит, и справа поможет, и стих из Писания не к месту припомнит. Так утомил он Иисуса своей помощью, что тот отряхнул пот со лба и взмолился: "Господи! Знаю Истину и знаю, зачем в мир пришел. А чашу сию пронеси мимо, ибо сил моих уже нет терпеть". И прогнал Ангела прочь.

* * *
Как-то раз Симон Петр взял с собой Андрея, брата своего, и пошли они ловить рыбу. И надо же случиться такой несуразности, что там в это время Иисус Христос по воде ходил в одиночестве, чтобы народ попусту не смущать. Симон Петр же ум имел пытливый и сразу заподозрил в этом что-то неладное. "Господи! - воззвал он. - Прикажи мне к тебе по воде пойти". Иисус усмехнулся в бороду и сказал: "Ну иди". Петр сперва пошел было, а потом испугался и тонуть начал неведомо почему. Андрей же, видя все это, вздохнул печально и пошел прочь. Ибо хоть и не знал всей Истины, но твердо помнил, что рыба шума не терпит.

* * *
Однажды Иисуса Христа привели к царю Ироду. Царь Ирод же был робок в отношениях с женским полом и ждал от Иисуса какого-нибудь чуда по этому случаю. Иисус Христос же хоть и говорил всегда Истину, но царя Ирода пожалел и ничего ему говорить не стал. Ирод очень был недоволен этим молчанием, так что даже приказал отрубить голову Иоанну Крестителю для устрашения Иисуса. Но потом вспомнил, что голову Крестителю уже прежде отрубили, и расплакался.
горец

Эра милосердия (прелюдия на небесах)

- А ты где родился, сынок?
- В Бетлехаме. Кошара "Мудрость Соломона", ясли номер шестнадцать.
- Ага. Ну а за что все-таки на Землю сослали?
- А ни за что!
- Так всех ни за что, а все-таки?
- После сотворения мира прописал я Адама с Евой в Райском саду. Климат-контроль, жратва четыре раза в день, никакой коммуналки. Живи не хочу. Пожили они маленько, поднадоели друг другу и пошли отдохнуть в разные стороны. И вот у какого-то дерева останавливает Еву змей.
- Так.
- Говорит: "Хочешь большой и чистой любви?" Конечно, говорит, хочу - а кто же не хочет? Ведет он ее на сеновал. Там - дерево. Змей ей говорит: "Вот от этих яблок самая чистая любовь бывает". И табличку "По газонам не ходить" телом загораживат, чтобы, значит, не видела. Ну она-то дура-дурой, цап пару яблок и к мужу своему, чтобы радостью поделиться. Сожрали они по яблоку, а на утро архангелы к ним завалились, и на те пожалуйста - на Суд Божий.
- Ну?
- На Суде им говорят: "Вы табличку читали "По газонам не ходить"?" Адам говорит: "Какую табличку?" Как это какую табличку? А которая возле Дерева Познания воткнута была.
- Так-так-так.
- Ну, Адам на Еву, мол, знать не знаю, ведать не ведаю, невинен был, пока яблока не сожрал, она все. Ева начинает змея этого вспоминать, что длинный, в чешуе весь там, как карась, язык у него еще раздвоенный был.
- Ну?
- А им пожизненный срок на Земле и смертный приговор по окончании, ну!
- Значит, выходит, что ты тут кругом не виноватый?
- А выходит, не виноватый.
- Не виноват?
- А не виноват! Когда я Саваофу про это рассказывал, так он полдня на облаке лежал, смеялся, за живот держался. Он знает этого змея, и не змей это вовсе, а падший ангел, и кличка у него эта...
- Самаэль.
- Самаэль!
- Все, никуда не годится.
- Что не годится?
- Все не годится, что мы с тобой придумали. Вся версия ни к черту.
- Но почему не годится?
- Да потому что ты посмотри на себя. Ну какой из тебя человек? И какой агнец? Да у тебя на лбу всемогущество и существование от начала мира нарисовано.
- Да, пап, в конце концов...
- Да что "пап"! Они Моше до чего довели, а Моше не зеленый пацан был. У него две ходки за скрижалями. Он фараона на понт брал, а ты говоришь "пап".
- Да, пап, да что же делать?
- Ничего не делать! Прав Святой Дух, и Я греха на душу не возьму. Нельзя тебе к евреям соваться, бессмысленно.
- Пап, да я...
- Значит так, послушай Меня. Ты пришел, Нагорную прочитал, по воде походил и отвалил в сторону. Понял? Будут покойников тебе подсовывать для воскрешения, к ослу подводить. Обрубай концы сразу. Нечего чудеса попусту творить.
- Пап, это...
- Да все!.. Dixi.
горец

Paraharms - III

* * *
Однажды Апостолы исполнились Духа Святаго и принялись говорить на разных языках. И никого не обделяли вниманием - каждому пришедшему к ним рассказывали на его родном наречии, откуда он пришел и куда ему следует пойти. Так что собрали вокруг себя большие толпы народу, дивящегося такому несомненному чуду. И так народ громко дивился, что даже Понтий Пилат, прокуратор, вышел посмотреть, отчего такой шум стоит в городе. У Апостолов нашлось и куда прокуратора послать, на чистой латыни. А Петр Симон сподобился даже пару фраз по-гречески добавить. Понтий Пилат хоть и ценил крепкое солдатское слово, но сказанное в свой адрес почел нарушением субординации и повелел Апостолов бичевать. Но без чрезмерного усердия, в назидательных целях. Апостолы потом говорили друг другу, что были гонимы за Истину.

* * *
Магдалина Мария была женщиной, несомненно, красивой и любила Иисуса Христа. Как мужчину. Иисус же был Учитель, потому как знал Истину, и всех любил поровну. Так у Марии из этой ее любви ничего путного и не вышло.

* * *
Симон Петр всегда и всех подозревал, но сам под подозрением ходить не любил. А пуще всего опасался подозрений со стороны Учителя. И что тот ни спроси - который нынче час? в какую цену финики в Капернауме? не отречешься ли до третьих петухов? - всегда отвечал ему как по писанному: "Ты Иисус Христос, Сын Бога Живаго". Очень Иисуса такая твердость в вере восхищала. "Ай да Петр, ай да камень!" - приговаривал он и даже хотел на Петре церковь строить. Но после Петр обязательно что-нибудь невразумительное сделает: то ходить по воде начнет и потонет, то ухо кому отсечет, то к Иоанну приревнует. И Иисус передумал на Петре церковь строить. Только сказать об этом никому не успел.

* * *
Как-то раз Савл, будучи юношей молодым и упрямым, побивал камнями Первомученика Стефана. Стефан же справедливо корил его в жестоковыйности и пенял необрезанными ушами. Люди вокруг стояли, просили Савла не делать худого. Сам Иисус с небес отверстых взывал к Савлу принять Истину и пощадить Первомученника. Савл скрежетал от стыда зубами, рвался сердцем, но молодость и упрямство в конце концов взяли свое. Стефан, пересказав коротко Пятикнижие, почил, а Савл отряс прах с ног своих.

* * *
Однажды Апостолы исполнились Духа Святаго и принялись понимать на разных языках. Тут-то припомнили они, что и кому на разных языках наговорили. И чем дальше припоминали, тем чаще глаза друг от друга отводили, потому как были люди совестливые. А когда всех до последнего человека припомнили, устыдились изрядно и разошлись в разные стороны в печали.
горец

Paraharms - II

* * *
Царь Ирод был робок с женским полом и жены своей боялся изрядно. В обычные дни все закрывал ее на женской половине дома, чтобы ненароком не повстречать у себя в покоях. Но как случится пир или праздник какой-то, жену приходилось выводить на люди. Как-то раз жена его так плясала на пиру, что Ирод совсем оробел и в тот же вечер приказал отрубить голову Иоанну Крестителю. "Вот будет она в другой раз плясать, так я ей голову на блюде поднесу - она испугается и плясать перестанет", - думал Ирод. А потом увидел, какие у головы Крестителя глаза печальные, и расплакался.

* * *
Однажды Иисус Христос сидел на горе Елеонской и решил помолиться, хотя была уже глубокая ночь. Ученики же его спали поодаль, потому как сон имели неспокойный и боялись тревожить Учителя. Долго разыскивал Иисус учеников, дабы они разделили с ним бдение, а когда нашел их спящими, отряхнул пот на землю, разбудил и сказал: "Истинно говорю вам - легче верблюду научиться курить, нежели спящему познать Истину". И ушел в сердцах прочь. Ученики же заснули в печали.

* * *
Каиафа Первосвященник имел слабость возбуждать народ. Как-то утром он пришел к Понтию Пилату прежде положенного часа и просил отпустить ему Варавву. Прокуратор же возмутился нарушением порядка и велел прежде бичевать арестованного. Но первосвященник указал, что народ уже возбужден, и лишней проволочки допускать не след. Пилат был очень недоволен. "Cum Barabbano tuo anum meum oscula!" - сказал он без обиняков просителю. Каиафа смутился изрядно и поспешно вышел вон, опасаясь иного крепкого солдатского слова прокуратора.

* * *
Однажды Апостолы исполнились Духа Святаго и пошли говорить Истину. И собирали вокруг себя множество народа. Симон Петр же ум имел пытливый и всякому пришедшему за Истиной задавал разные каверзные вопросы: какая плоть как трава? как соблюдает Господь беззаконников? близок ли конец всему? Многие смущались этими вопросами. Как-то раз Петр спросил: зачем утаил от нас часть вырученного от продажи? Спрошенный же пал на землю и в удивлении умер. И жена его в удивлении умерла. И весь род их до двенадцатого колена в удивлении потом умирал. С того случая больше Апостолы с собой Петра не брали - дабы не навредил пожертвованиям.

* * *
Савл, будучи юношей молодым и упрямым, всегда гнал Иисуса. Уж как только Иисус не убеждал его принять Истину - и слепоту на него насылал, и жало в плоть давал, и царя Соломона в пример приводил, - Савл все никак от своего фарисейства не отказывался. Как-то Иисус даже на овчарню его привел, посреди грязной лужи поставил и бисер разметал, для наглядности. Но Савлу все нипочем было. "Трудно идти против рожна", - решил тогда Иисус и занялся более насущными делами. А Савл отряс прах с ног своих.
горец

В ожидании Ноаха (радиоспектакль)

Действующие лица:
Диктор (голос с сильным армянским акцентом)
Ребе бен Шнеер (лицо определенной национальности)
Корреспондент (приятный баритон с признаками сильной алкогольной интоксикации на фоне шума волн)
 

Д. Уважаемые радиослушатели! В эфире "Радио Еревана". С вами я, ваш неизменный лоцман ежедневной программы "В водах Потопа". Со мной в студии - ребе бен Шнеер, который любезно согласился разделить мое метеорологически вынужденное затворничество. Ребе, многие из наших слушателей задают нам вопрос: "Наносит ли Потоп вред природе?" Что Вы можете на это ответить.

Р. Природе, разумеется, никакого вреда не наносится. Если бы Вы могли окинуть сейчас Землю с высоты птичьего полета, то увидели бы, что никакой природы уже не осталось. А раз так - то чему бы Потоп мог наносить вред?

Д. Просите, ребе, а как же сами птицы?

Collapse )
горец

Paraharms - I

* * *
Иисус Христос всегда говорил Истину. Однажды фарисеи попросили у него свидетельства, и он сказал им: "Я сам себе лучшее свидетельство, ибо вы не знаете, откуда я пришел, но я знаю, куда вас сейчас пошлю". Фарисеи рассердились и хотели наложить на него руки. "За Слово мое умышляете побить меня", - сказал тогда Иисус. И это тоже была Истина.

* * *
Царь Ирод был робок в отношениях с женским полом. Как-то раз его жена сказала ему: "Вот ведь все люди как люди, живут, детей рожают. Один ты все меня познать не можешь. Ирод ты, а не царь!" Ирод в тот же вечер приказал убить новорожденных по всей Иудее, чтобы жене глупости на ум не лезли. И на звезду с волхвами потом все валил - кабы кто не заподозрил чего.

* * *
Симон Петр с детства мечтал быть прокуратором. Потому как ум имел пытливый и всегда и всех подозревал. Однажды он ставил сети с ячеями, меньше дозволенных, а мимо шел Иисус. "Идем со мной", - сказал он Петру. "Без ордера никуда не пойду", - буркнул Петр. "Идем, - не отставал Иисус, - я из тебя ловца человеков сделаю". Петр решил, что на это можно согласиться, и пошел с Иисусом. Но взял с собой еще и Андрея, брата своего. Не то, чтобы он подозревал Учителя. Но так, на всякий случай.

* * *
Иоанн был человеком духовным. Как-то раз Симон Петр послал его к Иисусу, чтобы спросить: кто из учеников предаст? Иисус же сказал Иоанну: "Кому, обмакнув, подам". И подал, обмакнув, Иуде Искариоту. Иоанн же принялся рассуждать сам с собою: "Вряд ли Учителя стоит понимать буквально. Здесь должен быть какой-нибудь потаенный смысл". И вернулся по изрядному размышлению к Петру, сказав: "Кто не разделяет учения во всей полноте, тот предает Учителя". Петр был очень недоволен и даже хотел отрубить Иоанну ухо. Но потом передумал.

* * *
Понтий Пилат очень ценил чистоту и порядок. И любил крепкое солдатское слово. Однажды он зашел в караулку и увидел там сидящего Иисуса в окружении стражников. "Куда ж вы, шлюхины дети, его с грязными сандалиями в чистое помещение? Вы у меня сейчас землю у него из-под ног жрать будете, курва ваша мать! Он вам что - Царь Иудейский?" - отчитал стражников Пилат и дал зуботычину начальнику караула. "Ну ты сказал!" - восхитился Иисус, потому что сам всегда говорил Истину и умел ценить это в других. А Пилат пошел умывать руки.

* * *
Однажды во время трапезы Иисус встал, чтобы выйти. Симон Петр же ум имел пытливый и всегда всех подозревал. "Куда идешь ты, Учитель?" - спросил он. Иисус же знал Истину. "Куда я иду, ты пойдешь после меня, - ответил он Петру. - Ибо хоть нужда у нас с тобой и одна, но справлять ее надлежит порознь".

* * *
Иисус Христос всегда говорил Истину. И иногда еще и пророчествовал. Сядет как-нибудь на Горе Елеонской, соберет людей вокруг себя - и давай говорить да пророчествовать до рассвета. А люди так вокруг до рассвета и сидели, двинуться от страха не могли - такая сила в этих пророчествах заключалась. Но ученики у Иисуса были люди опытные, и потому заранее устраивались спать поодаль. А то уж мало ли что нехорошее могло во сне статься, коли бы рядом с Учителем задремали.

* * *
Иоанн был у Иисуса любимым учеником и умел красиво говорить. Откроет, бывало, сознание для Откровения - и давай без умолку излагать. Про звезды, про коней, про жен в пустыне да про ангелов с трубами на светильниках, про печати на книгах да животных со старцами в поводу. Такого наговорит порой, что сам под конец альфу от омеги отличить не может. Очень ему Петр Симон в этом завидовал, все полынь-траву подозревал. Даже хотел как-то ухо отрубить Иоанну, чтобы тот во всем сознался. Но Иисус не разрешил. "Пусть, - сказал, - пока пребудет". И Петр передумал.

* * *
Понтий Пилат очень любил порядок, и поэтому страшно негодовал, когда его будили прежде положенного часа. В такие минуты ему было лучше не попадаться под руку - или бичевать прикажет, или распять повелит. Правда, нрав он имел незлобивый и отходчивый и позже всегда говорил отпустить провинившегося. Просто иногда подчиненные действовали слишком уж расторопно, опасаясь крепкого солдатского слова прокуратора.
горец

Ex scriptorio

"и если глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя: лучше тебе с одним глазом войти в жизнь, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную."
Мф 18:9

В оригинале, видимо, имелась в виду все же не огненная, а огнистая гиена - Crocuta ignembrita Linnaeus, 1752, - которая была описана Карлом Линнеем по чучелу, хранившемуся в коллекции восточных редкостей аббатства де Премонтре в Понт-а-Муссон, в Лотарингии. По преданию, чучело было привезено Энгерраном де Кюси, оруженосцем графа Тьерри Фландрского, из Святой земли после Второго Крестового похода. Ныне этот вид гиен считается полностью вымершим, чему, кстати, изрядно поспособствовали рыцари ордена Храма, среди которых количество уничтоженных гиен считалось показателем бесстрашия и твердости в вере, т.к., по свидетельству очевидцев, вой этих гиен был способен "во трепет ввергнуть наихрабрейшее из сердец человеческих", а их внешний вид был "мерзок как врата адские, вне сомнения их на землю исторгшие" (цит. по: Hugo Winkler. Das Heilige Land aus Schriften der Kreuzritter. Berlin, 1899).